Одинокая Ведьмочка

мальчик волк и ведьмочкаС утра в лесу было тихо-тихо… Ни птицы не пели, ни деревья не шумели…Совсем необычно для леса, который чаще всего полон звуков, понятных и непонятных и совсем уж странных. Суровые насупившиеся елки стояли настороже, раскинув свои лапищи по самой земле. На ветках нарос мох, а солнечный свет почти не проникал до земли.

Богдан очень боялся этого леса, но упрямо шел, продираясь сквозь колючки и иголки, перелезая через коряги и еловые лапы. Он все еще боялся признаться себе, что заблудился. Казалось, что всего-то на пару шагов отошел от села. И тут гриб, потом другой. Богдан и не заметил, как потерял направление, куда идти обратно. На плече у мальчика была сумка из ткани, в которой лежали грибы, а еще там были соль, спички, фляжка с водой и нож – по совету деда мальчик без них в лес не ходил никогда.

Вот только сейчас ему очень хотелось, чтобы все это не пригодилось, просто выйти бы к селу, добраться до дома и залечь спать.

Вдруг между седыми еловыми лапами мелькнул луч солнышка.

Мальчик приободрился и начал продираться сквозь чащу, перепрыгивая и перелезая через лежащие на земле ветви, спотыкаясь, стараясь не упасть на колючую подстилку леса.
Еще пара рядов елей – и перед Богданом вдруг открылась полянка.

Солнышко здесь светило вовсю, казалось, ели расступились по волшебству, открывая небольшой аккуратный домик с неожиданно оранжевой крышей и васильковыми ставнями. Избушка стояла на сваях, подозрительно похожих на куриные лапы.

Богдан почему-то вспомнил про Бабу-Ягу, которая, согласно сказкам, проживала в избушке на курьих ножках. И, кстати, говоря, не брезговала закусить заблудившимися в чаще мальчиками и девочками. Хотя Богдан больше боялся всяких зомби и вампиров, современные сказки – они другие, про Бабу-Ягу разве что в детском садике читают.

Обойдя избушку со всех сторон, мальчик убедился, что дверей в ней нет. Ну, вот нет – и все тут. Есть три окна, вот и все. Богдан попробовал допрыгнуть до окошка, чтобы заглянуть в него или, если получится, хотя бы постучать в него. Но и окна находились слишком высоко – не дотянешься. Вспомнилось нечто совсем странное, видимо, тоже из детской сказки:
— Избушка, избушка, повернись ко мне передом, к лесу задом.

Только Богдан это сказал, как домик легко крутанулся раза три на месте. Из избушки донесся звон бьющейся посуды, грохот чего-то падающего и басовитый голос:
— Да стой ты, окаянная! Куда тебя так раскрутило?!

Перед ошарашенным мальчиком появилась сторона избушки с крыльцом и дверью. Все, как положено нормальному дому, вот только на пороге открывшейся двери стоял не совсем обычный персонаж.

— Ну, чего шумим? – мрачно спросил Богдана огромный серый волк, оглядывая мальчика суровым взглядом из-под нахмуренных бровей.

Волк стоял на задних лапах, прямо как человек.Одет он был ну прямо как дядя Митяй – местный колхозный сторож, в телогрейку, ватные штаны и валенки. Богдан так опешил, что не мог сказать ни слова.
Волк откашлялся и хмыкнул:
— Однако, посуду бить мы умеем. А вот поздороваться – уже и голоса нет? Ну, я так понимаю, что ты все же в гости хотел? Али так просто мне переполох устроил?
— Я не хотел, — пробормотал Богдан, виновато глядя на волка, не уточняя, чего именно он не хотел, в гости или посуду бить.
— Меня Матвеем кличут, — проворчал волк, — а ты давай уж заходи, коли пришел…

Богдан тоскливо оглянулся на елки, окружающие избушку, потом еще раз глянул на волка. Ночевать в лесу, где и днем-то жутко… или вот сейчас зайти в гости к странному говорящему волку… Выбор, прямо скажем, получался небольшой. Богдан решился и шагнул на крыльцо.

Волк, покачав головой, пропустил мальчика в дом и закрыл за ним дверь.
В избушке было чисто и неожиданно уютно. Особенно приятен был запах хлеба или пирогов, что странным образом и успокоило мальчика, и напомнило ему, что ел он давненько, еще рано утром.

При этом присутствие волка Матвея делало происходящее несколько странным и не давало расслабиться полностью. Матвей же, глядя на сомнения мальчика, хрипло спросил:
— Будешь это… на пороге стоять или все же пойдешь, умоешься да за стол?

Богдан решил, что зайдя в избушку, уже поздно пугаться. И отправился умываться. Матвей одобрительно глянул на отмытого гостя и кивнул на скамью в углу:
— Садись, хлопец, будем чай с пирогами пить. А о делах после чая поговорим.

Богдана упрашивать не пришлось. Он уселся за стол и принялся жевать пироги, которые оказались даже вкуснее бабушкиных, чего, в принципе, быть не могло. Наевшись до отвала, мальчик вдруг понял, что сил у него ни на что больше не осталось. Осоловевшим взглядом он обвел комнату и тут же уснул.
Проснулся Богдан на рассвете. В доме снова пахло пирогами, гудел потихонечку самовар на столе, а Матвей подметал пол и что-то напевал басом, потихонечку.

За столом уже сидел круглый и румяный человечек. Он был настолько круглый, что ручки и ножки его казались несоразмерно маленькими, а шеи видно не было – сплошное туловище, а вверху его голова.
«Колобок»,- подумал Богдан изумленно.- Ну, конечно же, разве может быть иначе. В такой-то избушке.
Колобок заметил, что мальчик проснулся, и радостно ему кивнул, подмигивая.

— А гость-то у нас проснулся! – весело затараторил он. – Вставай, соня, чай пить будем.
На сей раз Богдан не заснул после пирогов, а потому после чая началась беседа.
— Ты, хлопец, пойми нас правильно, — начал Матвей, почесывая затылок. – Как ты сюда попал – непонятно. Но еще сложнее вопрос, как тебе теперь домой выбираться.

Богдан похолодел:
— Что? Неужели я так далеко от дома ушел, что обратно никак?
— Да не то чтобы далеко, — пропищал Колобок. – Только ты где-то границы миров перешел. У нас тут сказочный лес. И живут тут только сказочные существа. Ну, там, Змей Горыныч, Баба-Яга, Леший. Есть мир мифических существ. Там живут всякие вампиры, вурдалаки. Мы с ними последнее время начали пересекаться – путают люди, где миф, где сказка.
Ну, а есть мир людей, откуда ты пришел. И вот как ты сюда попал – это непонятно. А чтобы понять, как выбраться, надо как раз разобраться, как сюда попадал. Ты что-нибудь необычное помнишь?
Богдан грустно покачал головой. Нет, он не помнил. Он просто пошел в лес за грибами. И вроде даже недалеко ушел.

Колобок начал помогать:
— Ты, когда по лесу шел, что-то странное не замечал? Ну, может, что-то такое, что сразу и не показалось необычным?
Богдан задумался еще сильнее… Теперь, после подсказки Колобка, ему начало казаться странным буквально все: и собака, которая шла за ним чуть ли не до самого леса, а потом вдруг передумала и вернулась в село. И сорока, что летела за ним и стрекотала. И мухоморы, что росли кругами перед лесом.
— Круги? — Волк Матвей насторожился и глянул на Колобка. – Ведьмин
круг? Сколько там было таких вот кругов с мухоморами?
Богдан попытался вспомнить. Перед глазами встал хоровод мухоморов…
— Один круг, два. Кажется, три.
— Ну, точно, — вздохнул Колобок. – Теперь жди толпами гостей. Местная Ведьмочка загрустила.
Волк смущенно кашлянул:
— И что? Опять придется, как в прошлый раз? – спросил он мрачно.
Колобок промолчал, водя ножкой по полу. Богдан насторожился.
— А что было в прошлый раз?
— А съесть всех пришлось, чтоб сказки не нарушали, — фыркнул Матвей. Но, глянув на побледневшего мальчугана, поспешил успокоить его. – Да не боись, никто никого не ел. Но мороки было порядочно…

Он задумался. А потом сказал:
— Ну, вот что, Богдан. Придется тебе нашу Ведьмочку с собой забрать, в твой мир.
Богдан опешил:
— И как я ее заберу, если сам не знаю, что делать и куда идти? И вообще, она как – сильно злая, эта ваша Ведьмочка?

Волк вздохнул:
— Да не злая она, а маленькая. Взрослые ведьмы ее к себе не принимают, говорят, что мала еще и добрая слишком. А маленьких Ведьмочек у нас больше нет. Вот она и заманивает сюда детей, чтобы играть было с кем. И если ее взять с собой, то, наверное, ей у вас веселее будет…
Богдан кивнул. Что такое быть единственным ребенком, когда взрослые от тебя отмахиваются,
мол, у нас дела, это он хорошо знал.
Только вот как такое сделать? Привести девочку, да еще ведьму, в село. Сказать, мол, папа и мама, я тут в сказку попал и оттуда привел вам Ведьмочку, потому что ей там скучно одной, а мне тут скучно одному?

Волк продолжил:
— Ты ее возьми с собой, а она тебя выведет до дома. А там, в вашем мире, оно само устроится. Раз ей туда очень хочется, значит, непременно оно как-то получится, она у нас упрямая.

В целом, Богдан уже и не против был. И хоть ему очень интересно было узнать, кто же еще в этих краях живет и как бы на них глянуть, но все же некоторые персонажи пугали. Ведьмы там, Кощей… Мало ли, вдруг у них немиролюбивое настроение будет. Да и домой уже хотелось. Поэтому Богдан сказал:
— Ладно, возьму ее с собой, а то мама волноваться будет.

Волк кивнул:
— Будет, а как же. И папа тоже… Колобок, свистни там…

Колобок выглянул в окно и свистнул. От души так получилось, аж уши у всех заложило. Волк поморщился, ухо потер, но промолчал…
А минут через пять за окном свист послышался. Матвей пробурчал недовольно:
— Колобок, дверь открой, а то она в окно влетит. В прошлый раз новые стекла ставили…

Колобок шустро открыл дверь — и в нее влетела девчонка на метле. Притормозив о стол, она встала, ничуть не смутившись паре разбитых чашек, и звонко сказала:
— Всем привет! Я знала, что он к вам придет! Знала! — А я знал, что тебя в гости звать нельзя, — проворчал Колобок, подбирая осколки с пола. – Как позовешь, так одни убытки и разрушения.

Девчонка тряхнула челкой и подошла к Богдану:
— Привет, меня зовут Аленка. Дружить будем?
— Будем, — согласился Богдан. – Они говорят, что только ты меня отсюда вывести можешь.
— Могу, наверное, — неуверенно сказала Аленка. – Потом обернулась к волку и спросила: — Правда? Могу? И я туда попаду? Где много мальчиков и девочек?

Волк хмыкнул:
— Попадешь, такие таланты, да чтоб не попала… Еще скучать там будешь. Там колдовать-то нельзя…
Аленка задумалась:
— А… Я тихонечко, никто и не заметит. Богдан, ты же никому не скажешь?
— Не скажу, если ты и меня научишь немного колдовать.
— Договорились, — весело согласилась Аленка…
— Все, молодежь, — недовольно пробурчал Колобок. – Пора в путь. Пока старшие ведьмы не пронюхали. Они вас не пропустят. А мы уж тут с Матвеем вас прикроем. Значит, идете сначала направо, потом налево, потом у камня путеводного остановитесь. Аленка, ты там метлу оставь, обувь переодень, правую туфельку на левую ногу… И ты, Богдан, то же сделаешь. Дальше вас Леший выведет.
Аленка с Богданом переглянулись и бросились к выходу. Богдан на бегу успел подумать, что, видать, старшие ведьмы не сильно добрые, раз Ведьмочка от них с такой скоростью сбегает. У камня они остановились,переобулись.

Из лесу выскочил старичок в мохнатой одежке.
— Чего вам? К людям вывести? А разрешение есть?
Но Аленка не растерялась. Она чмокнула деда в щеку и сказала:
— Леший, ты же добрый. Ну, выведи нас, пожалуйста!
Леший улыбнулся:
— Волшебное слово, всегда действует! Идите за мной, но след в след…
Через час Леший остановился. Махнул рукой вперед, туда, где начиналась тропинка.
— Вам туда… А мне туда не надо, люди меня еще испугаются, так что я лучше в чаще останусь…

* * *
Дети подходили уже к дому, когда навстречу им вышла мама Богдана. Она увидела Аленку и всплеснула руками:
— Аленушка, приехала! А мне сегодня тетя Маруся с которой мы уже много лет не виделись, позвонила, говорит: «К вам моя дочка едет. Пусть у вас немного погостит, с Богданом познакомится, а то скучно ей дома одной». А ты, Богдан, как узнал, что она приедет?
Мальчик на мгновение задумался, как же маме объяснить. Но мама вдруг, не дожидаясь ответа, произнесла:
— Молодец, что встретил!
Богдан посмотрел на Аленку и покачал головой: все же исхитрилась все уладить! Недаром ведь Ведьмочка! Да и вообще, что не говори, а девчонки вечно все делают так, как им хочется…

TEXT.RU - 100.00%

Если вам понравился прочитанный материал, то поделитесь им в социальных сетях!



Чтобы не пропустить все самое интересное, ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ RSS нашего сайта на e-mail

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности этого сайта *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.