Потерявшаяся Зима


смена осени зимоюЛеший, лежащий укрывшись толстым одеялом из сухой травы и желтых листьев, в дупле огромного дуба, пошевелился и открыл глаза.
– Холодно… – пробурчал он. – Холодно, но служба…
Одеяло сползло к спинке грубо сработанной кровати — и Леший встал. Потянулся, зевнул и стал одеваться.

Лес, уже совсем растеряв золотой и багряный наряд, стоял черный, унылый, опустевший. Темные, косматые тучи устало проплывали над ним, цепляясь гривами за верхушки деревьев, и безразлично исчезали где-то там, за невысокой горкой. Утренний туман сменился висящей меж ветвей моросью, мелкой и колючей, нехотя оседающей на стволы и медленно стекавшей на совсем уже не нарядный ковер.
Спрыгнув на землю, Леший не спеша побрел заметенной листопадом тропинкой в глубь леса, к болотцу, где на пригорке, меж редкими соснами стояла избушка его давней приятельницы.

Он не то чтобы осматривал лес, просто все, что было не так, — само бросалось в глаза: там веточку поправит, там пень гнилой уберет или гнездо, упавшее на место, поставит. Леший любил порядок и очень не любил, когда в лес приходили люди. Одно беспокойство от них и сплошные убытки. Особенно под Новый год. Налетят толпой и ну рубить молодые елочки… Тут у него хитрость была. Умел он глаза отводить. Вот и проходят горе-рубаки мимо лесных красавиц, не замечают их, а видят только кривые да облезлые, которые и срубить не жаль. Мало того, им кажется, что рубят они красивые елочки, стройные… А Леший тем временем только посмеивается.

Тем временем тропинка свернула, путаясь между кленами и кустами орешника, и стала спускаться к болотцу. Вот уже видно и сосны на пригорке, и крышу избушки…
– Кыш… Кыш, пернатые! – разогнал Леший стаю важных гусей, – нет чтобы как все – в теплые края улететь…
И рады, может, улететь, да нельзя. На службе они…
– Ты чего, плешивый, птиц пугаешь?

Баба Яга стояла возле избушки, а у ее ног потягивался и зевал огромный, черный котяра.
– Обнаглели совсем! – пробурчал Леший. – Нагло так бросаются, пройти не дают. Спасения от них нет!
– Так на то они и Гуси-лебеди… – усмехнулась старушка. – Ладно, проходи, коль пришел.

Она толкнула дверь, и та со скрипом отворилась.
В избушке было тепло и уютно. В печке, не прикрытый заслонкой, горел огонь, а над ним висел котелок, в котором что-то булькало и шипело.
– Снова отравы какие-то варишь? – Леший поморщился.
– Сварила уже. Вот еще покипит немного и можно снимать с огня.
Хозяйка подошла к печи и стала помешивать варево большой деревянной ложкой.
– Снимай уже. Лучше чая завари. Промерз весь…
– Ну… Чай у меня сроду не водился, а вот мяты и земляники запарю. – Ведьма сняла котелок, а на его место повесила закопченный, с длинным носиком чайник. – Что принес? Показывай!
– Варенье… – Леший вынул из-за отворота кафтана глиняный кувшинчик, закрытый листками лопуха и перевязанный каким-то вьющимся растением. – Малиновое!
– Вкусное… – мечтательно промурлыкала Баба Яга, выставляя на стол миску с блинами.
В чайнике вскипело. Хозяйка проворно сняла его и, насыпав в чайничек поменьше каких-то трав, залила их кипятком и закутала в пуховый платок. По избушке поплыл аромат мяты и еще чего-то.

***
В пещере, под большим котлом тлели угли. Огонь догорел и погас, но жар еще был довольно сильным. Высокая, пожилая женщина, одетая в золотистые и пурпурные одежды, опираясь на посох, отошла от очага и села в плетеное кресло.
– Запаздывает сестрица, – пробурчала себе под нос. – Ноябрь когда уж закончился… А не приходит…
Хлопнула в ладоши. Тихий звон пронесся по пещере и растворился между редкими, растерявшими свой наряд деревцами. С одного из них спрыгнула белка и подбежала к женщине.
– Звала, хозяйка?
– Да какая я хозяйка в декабре? – грустно промолвила женщина. – Сбегай к сестрице. Поторопи ее…

Белка, не сказав ни слова, выбежала из пещеры, но довольно скоро вернулась.
– Нет ее, – сказала, отдышавшись.
– Как нет? – хозяйка удивленно посмотрела на белку.
– А так. Дом открыт, а в нем никого. И во дворе нет ее, и в саду…
Женщина поднялась и нервно заходила по пещере.
– Беги… Беги к сестрам… Посмотри.
– Как скажешь…. – белка развернулась и убежала.
– Да что же это такое? – сама с собой рассуждала хозяйка. – Не случилось бы чего…
Белка вернулась в пещеру.
– Спят. Одна уже спит, а другая еще спит… Будить их бесполезно, сама знаешь…
– Да уж знаю… Но что же делать?

Дверь распахнулась и в избушку, тяжело дыша, ввалилась молодая, неопрятная, с длинным носом женщина. Сняв из-за уха какую-то бурую водоросль и бросив ее на пол, она пропищала высоким, срывающимся голосом:
– Ну правильно! Они тут чаевничают! А там… А там такое творится…
– Успокойся, Кики, – хозяйка поднялась и принесла третью чашку. — Расскажи толком, что случилось?
– Случилось… Мне крыса водяная рассказала, а она узнала от бобра, брат которого дружит с выдрой, которая знакома с сестрой белки, которая служит при пещере… – она умолкла и присела к столу.
– Кто чей брат? Кто где служит? Ты можешь внятно рассказать, что случилось? — Леший поставил чашку и внимательно уставился на кикимору.
– Говорю же! Зимы не будет!
– Что значит, не будет?
– А то, что пропала! Нет ее нигде!
– А ты часом не бывала сегодня в той части болота, куда мужички отработанную брагу сливают? А то с чего бы вдруг разговоры про белку?

Кикимора обиделась настолько, что надкусила еще один блин, не доев предыдущего.
– Издеваетесь? А еще приятели…
– Да никто не издевается, – Баба Яга сердито посмотрела на Лешего. — Просто, как-то запутанно ты все рассказываешь.
– Что же тут запутанного? Не явилась Зима вовремя. Белку за ней послали. А ее и нет…
– Белки?
– Да не белки! Зимы нет! Ни дома, ни в саду…
– Удивительно… И что с того?
– Да как же, что? Время Осени прошло. Ей отдыхать надо. А кто будет огонь под котлом поддерживать? Кто будет за порядком следить?
– Да… История… – Ведьма вытерла руки о подол длинной юбки. – Надо сходить, посмотреть, что там и как…

***
В пещере кроме хозяйки собрались Леший, Баба Яга, кикимора и старый гриб Боровик.
– Вот я и послала белку. Думала, просто задремала сестричка под завывание ветра. А нет… Нет ее нигде… Уже и не знаю, что делать…
– А что тут знать? – отозвался Леший. – Искать надо. Я по лесу пройдусь, посмотрю. Кики в болоте, Боровик под землей.
– А я на ступе над лесом полетаю…
– Правильно, Ягуша!
– А если не найдем? – с сомнением спросила хозяйка.
– Ну… тогда… тогда… – Боровик важно надулся…
– Нет!
– Нет!
В один голос закричали Леший и Баба Яга.
– Только не Вия!
– Только не этого подземного похабника!
– Но все знают, что лучше него сыщика не сыскать, — скаламбурил гриб.
– И не надо!
– И не…
– Да погодите вы, – хозяйка поднесла озябшие руки к жару. – Может и не надо будет никого вызывать… Может, найдется…

Снаружи послышалось тяжелое хлопанье кожистых крыльев, удар о землю и… все стихло. Через минуту в пещеру вошел огромного вида мужик с мордой крокодила. Смерив взглядом каждого из присутствующих, он презрительно плюнул в пол. Над тем местом сразу же поднялся синеватый дымок.
– Доигрались?
– Горик… Ты чего?
– Сами знаете чего! Не уберегли! – Зло сверкнул глазами… – Каждый свой интерес блюдет, а пещеру охранять некому…
– Так не было прецедентов никогда! – Леший блеснул грамотным словцом.
– Теперь есть. Ты, плешивый, ступай в лес. И чтоб за каждым кустиком, под каждым пнем… Ты…
– В болото?
– В болото. И к Водяному зайди, пусть свое хозяйство осмотрит, у русалок поспрашивает.
– А я над лесом?
– Нет надобности. Я уже осмотрел. Ты лети к Кощею. Может он что знает…

В это время в пещеру вошла красивая старушка в длинном, вечернем, серебристом платье, широкополой шляпе белого шелка и с солнечным зонтиком в руке. Старушка удивленно посмотрела на собрание и тихо молвила:
– Bonjour Mesdames et Messieurs… Однако людно, что-то у нас сегодня…
– Ты?
– Ты?
– Ты?
Прозвучали сразу несколько голосов.

– Где ты была? — с укором промолвила хозяйка.
– Je Sui … Je suis à Paris … Где же еще? – старушка неопределенно пожала плечами.
– Ты это брось! — Горыныч зло оскалился. — Достали твои штучки! Все на ушах стоят, а она по Елисейским полям гуляет!
– Ах, эскузе муа… Извини, сестричка! – старушка презрительно посмотрела на крокодиломордого мужика. – Я непременно в будущем году отпущу тебя пораньше. А сейчас, – она глянула на толпу, – брысь отсюда!
К котлу, опираясь на посох, подошла степенная старушка в теплой накидке поверх сарафана. Она наклонилась и бросила на жар несколько льдинок, отчего под котлом запылал синеватый огонь…

Женщина в золотисто-пурпурных одеждах неспешно шла к своему домику в саду. Она уже видела низкий заборчик и пожелтевшие кроны деревьев… Она устала и хотела только одного – отдохнуть… А в другую сторону уходили Леший, Баба Яга и Кикимора. Гриб пропал еще раньше, а Дракон, еще немного поругавшись, улетел. Над землей кружил первый, пушистый снежок…

TEXT.RU - 100.00%


data-matched-content-ui-type="image_stacked" data-matched-content-rows-num="2" data-matched-content-columns-num="3"

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности

О проекте
Основная цель нашего журнала — это разностороннее развитие детей, пробуждение в них творческого начала, приобщение их к чтению и стимулирование в них жажды к чтению, знаниям и познанию окружающего Мира.
Сollaborator
Как получить наш журнал